Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Поэзия
Поэтический конкурс «Десять стихотворений месяца»
05.09.2012
Собкор.

       

Подведены итоги конкурса «10 стихотворений месяца» за август. Победителем стал Серафим Введенский, он же юзер lanitoff. Ему вручается денежный приз – 500 рублей – и подписка на газету «Истоки».

Жара, которой нас мучил август, рождала вопросы – появятся ли стихи, продолжится ли конкурс? Мы рады, что опасения оказались напрасными. Стихи пишутся, а это значит, что поэзия живет. Радует, что участников стало больше. Это свидетельствует о том, что конкурс востребован нашими авторами и читателями.

К сожалению, приболел наш постоянный член жюри, известный поэт Владимир Денисов. Поэтому на сей раз мы остались без его оценок. Третьим членом жюри на данном этапе конкурса стала молодая поэтесса Алина Гребешкова. В следующем месяце мы надеемся, что к нам вернется Владимир Владимирович, а четвертым членом жюри на сентябрь станет уфимский поэт Дмитрий Масленников. Эту практику мы продолжим, и в дальнейшем к постоянным членам жюри ежемесячно будет присоединяться кто-то еще.

И все же главное – поэзия. Да, растет число участников, растет и уровень стихов. Но таких стихов, чтобы западали в душу, пока маловато. Будем надеяться, что их станет больше – и появятся такие стихи, которые мы воспримем как долгожданное событие.



Серафим ВВЕДЕНСКИЙ

Иерархия

 

Человек с порядковым номером «ноль два»

Знает свои права.

В обществе – миролюбив и сдержан;

Дома с женой и тещей ласков и нежен.

 

По выходным гуляет с детьми в парке.

Собирает марки.

Любит сплавляться по горной реке

на байдарке.

 

По вечерам выпивает один или два

коктейля кола-виски.

Никогда не уходил по-английски.

В школе учил немецкий.

Духом крепок, словно орех грецкий.

 

В разговорной речи избегает мата;

Настольная книга – «Заповедник»

Сергея Довлатова.

Вместо «в подъезде» всегда говорит

 «в парадной»,

Хотя сам из Москвы, что весьма отрадно.

 

Знает, что фамилия Гоголя

на самом деле Яновский.

Ненавидит читать сноски.

Любит фирму Adidas за три полоски.

 

Но все же тоска в его глазах черна,

 как вода,

Потому что ему не стать никогда,

Даже если доживет он до самых седин, –

Человеком с порядковым номером

 «ноль один».


 

Анна ХАБИРОВА

 

***

Полночь. Ветер. У нас за окнами

снова дождь.

И еще девять дней весну хоронить.

С рассветом

Солнце мне

С размаху

В запястья

Втыкает

Нож,

Проникая сквозь все заслоны

цветных браслетов.

 

Вот тогда одиночество чувствуется

еще острей

И живей отзывается сердце,

раненное огнем.

Дни длиннее становятся.

Тянет искать людей

И вываливать на руки душу – вот так,

живьем.

 

Ты спасения ищешь в ясности: от звонка –

С головой зарываясь в сущность

двоичных строк

И любимой музыки – заново до звонка.

И весна в агонии бьется у наших ног.

 

Лето будет – как мы: влюбленным

и молодым.

Лето – будет. Только сил бы хватило

его не ждать.

Лето будет смеяться, петь и мчаться

по мостовым.

А потом начнет нас оплакивать и –

терять.

 

Я о грани реальности вновь разбиваю сны.

Но, как спустятся на каналы

сумерки сентября,

Засыпай. И под шепот ласковой тишины

Пусть тебя обнимает – ночь.

Пусть тебя обнимает

Ночь,

А не я.


 

Андрей ДЕШПИТ

Жара

 

Летний день. Пожирая жару,

испаряется ветер.

Зной. Небесные верфи не строят

свои дирижабли.

Там, где тучи обычно

висят парусами корветов,

Разевает созвездие Рыб пересохшие жабры.

 

В обжигающих сферах нечаян

каприз интроверта;

Обезвожен пейзаж, как букет,

что уже не подаришь.

Там беснуется солнце –

сбежавший почтарь. На конвертах

Опалённых ландшафтов –

гашеные марки пожарищ.

 

В выцветающей выси кривляется

огненный голубь –

Шар напалма над сушей,

помятой и матово-мятной.

Он похож на меня, он такой же

свободный и голый,

Никогда не вернется

в горящий закат голубятни.


 

Марианна ПЛОТНИКОВА

 

***

Мисс Сури – женщина-река

в нее ты дважды не войдешь

она настолько глубока

душой своей – бросает в дрожь

любого, кто достать до дна

рискнет попытку совершить

у дна Мисс Сури холодна

нырнешь – не встретишь ни души

 

к Мисс Сури в очередь стоят

индейцев крепче пареньки

но крепче всех – смертельный яд

глубокой женщины-реки

пока Мисс Сури их несет

уж чуть живых в долины снов

считают те до семисот

овец, верблюдов и слонов

 

а после нежный клофелин

текучих шепотных речей

уже у ног ее долин

как будто станет горячей

но слишком поздно – Джон и Грег

Джером и Бен и каждый мэн

кто не боится женщин-рек

теперь и черен, и блажен

 

молчит, как дохлый веслонос

(Мисс Сури чары роковы)

живой мертвец, повесив нос

гниет, как рыба, с головы

но не рыдает у окна

Мисс Сури, смерть – ее каприз

не одинока, но одна

ей оставаться проще мисс

 

но Мистер Сипи – редкий жук

хитер бывалый водолаз

не просто вырваться из рук

не отвести холодных глаз

когда его судьба таки

сведет с Мисс Сури на пути

видал, он скажет, не таких

до Миссис Сипи – вам расти!


 

Владислав ТРОИЦКИЙ

 

***

Когда поэзия проснется – и я рад,

ведь поезд едет в Ленинград,

ведь проводница молодая,

ведь я и тоже ничего.

Пока ещё.

 

Прости меня же, Мирча Элиаде,

прости, Чарльз Дарвин, Честертон, прости, –

но здесь гуляют молодые, да и

пока мне с ними тоже по пути.

 

Куплю презерватив в аптеке,

а на закуску с кошкой пирожок.

А рифму поищи в библиотеке,

ведь ты ж читал Чарльз Дарвина, дружок!

 

 

Алина ХАННАНОВА

 

***

Лето. Август. Сын. Река.

Запах хвои и полыни.

Самолеты. Облака.

Шелест листьев тополиных.

Гул далеких поездов.

Горечь дыма. Взгляд звезды.

Сильный ветер на восток.

Всё сложила – вышел Ты.

 

 

Ольга БОЧЕНКОВА

 

***

Давно не стало того Вавилона

и синих его стрекоз,

гимн его истончился до звона,

и ветер обрывки донес.

Звон колокольный в ушах – комариный –

вился в звездной ночи.

И вот уже комья нездешней глины

как камни в его печи.

 

Зачем ты лепила конька из праха,

из мёртвой земли – кота,

на остове том истлела рубаха

и стала частью холста,

того, что, ежели после грунтовки

брызнуть живой воды, –

на заднем плане завоют волки

и зацветут сады.

 

Давно не стало того Вавилона,

остались топи болот,

а в них свирель комариного звона

да гибкий тростник растет.

Вавилонянин, уставший мыслить

и разучившийся петь,

он стал мелодией, но над жизнью

ему уже не взлететь.


 

Геннадий ПОЛЕЖАНКИН

 

***

В Парижи не летаем по субботам,

По Прагам не слоняемся слонами.

По месяцу на Север, на работу,

Обычно отлетаем без цунами.

Один у нас – известный дебошир,

Другой – заядлый деятель рыбалки,

Который раз с китом на Кунашир

Запутал сеть с японской иномаркой.

Наш третий вахтовик – научный «крот»,

В очках он видит лучше астронома,

Определяет, где вода, где лед,

Научным методом – ударом лома.

Четвертому зуб мудрости Бог дал,

Теперь он лезет на Тибет, до Будды,

Чтоб был в горах бразильский карнавал

И нефть продать (три фляги)

добрым людям.

Мы не удержим шар земной плечами,

Не плачемся в корсеты герцогинь,

Снабдим Европу газом и ключами –

Семнадцать на двенадцать для пустынь.

Горит наш факел ярко и тайком,

Даем мы прикурить с него хохлам, –

Суровый наш межвахтовый закон,

А денежки поделим пополам…


 

Александр ПОПОВСКИЙ

 

***

От пункта «Б» дошли до крайней точки,

Где изменить маршрут уже нельзя.

Выказываем радость по цепочке,

Что нам досталась общая стезя.

 

Боготворим одни и те же стены.

Подумать только – двадцать первый год

Мы учимся с успехом переменным

Вдвоём предохраняться от невзгод.

 

Строчим наполеоновские планы

На день, на два, на три. Из добрых чувств

Никто не предлагал небесной манны

Хотя бы раз попробовать на вкус.

 

Пытались то и дело огорошить

Проблемами. И, лиц меняя вид,

Краснели щеки от тяжелой ноши,

Нас погружая в коллективный стыд.


 

Филипп ПИРАЕВ

 

***

...и тьмою моросящей

навеянный мотив. Ну что ж, пора!

Давно не путешествовал мой плащ

по пьяным от безлюдья мостовым,

где время измеряется упорством

и четкостью всплывающих видений,

а расстояния – числом «прости».

Где в лиловатой грусти фонарей

размыты догмы, звуки и желанья,

и пахнет днем творения,

и можно,

скользя по амальгаме двух стихий,

почти всерьез гадать: кто долговечней –

остывший город или теплый дождь?

И хоть гнусавит опыт, что ей-ей,

не след бы ставить против фаворита,

юннатствует сознание:

а вдруг

уступит в этот раз он и стечёт

всей массой зданий и начинкой снов

в предательски услужливые люки.

Еще – занятно спрашивать у губ,

смакуя тоник вызревшего лета,

названья улиц, имена друзей;

приятно, в грудь вобрав побольше ночи,

всем пожелать

прозрения любви.

А встретив перепуганные фары

в химерах заплутавшего ковчега,

добавить: и везения!

И долго

шагать потом на зов теней и тайн,

угадывая вещею душой

над немотой скульптур и черной хляби

диакритические знаки звезд.

Чтоб заключить, вернувшись поутру

в намоленную рифмами клетушку,

что бытие есть жажда высоты,

а красота есть форма притяженья.

И, виновато глянув на часы,

не раздеваясь провалиться

в счастье.



18 25

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за октябрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов




11.jpg

коррупция

Омет.jpg

Ватандаш.jpg

МБУ ЦСМБ ГО г.Уфа РБ

книжный ларек

Республика Башкортостан.jpg


Агидель

Йэншишма

БГТОиБ

Башкирский театр драмы

Русский драматический театр

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»