Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Поэзия
Поэтический конкурс «Десять стихотворений месяца»
03.10.2012
От редакции

       


Поэзия – субстанция непредсказуемая. Вот почему итоги за сентябрь выглядят так необычно – явные фавориты прошлых месяцев ощутимо просели, а на первые позиции вышли новые имена. Так что поздравляем Егора Мирного из Мелеуза с победой в нашем конкурсе. Он получает 500 рублей и подписку на газету.

Но вообще-то так и должно быть – дух времени меняется, и это отразилось в стихах. Как видим, больше стало стихотворений социальной направленности, меньше стихов о любви и на другие «вечные темы». Радует география – в конкурсе принимают участие авторы как из Башкирии, из городов и районов ее, так и практически со всей России. А это дает нам надежду на то, что мы не пропустим новый шедевр, что стихи самых разных направлений, техник и приемов вольются в единый океан русской поэзии. Так что приглашаем наших читателей активно участвовать в конкурсе!



Егор МИРНЫЙ

Сосновый лес

 

ты приходи ко мне, сосновый лес,

как лысая гора до Магомеда.

мы будем жечь, как полиэтилен,

слова, что нашептала ойкумена.

 

и станут капать жидкие огни

в сухие дебри жизни деревянной.

что смерть – она не копоть

и не гниль,

она что вечность,

также постоянна

 

и глубока, но вкрадчивей на тон.

ты приходи в мои глухие нивы,

сминая время – немощный картон –

врастая в свет, горячий,

витаминный.

 

входи в мой черный

войлочный вигвам,

не прикрываясь куцыми ветвями,

мы будем красотою называть

всё то, что скорой

полночью завянет,

 

оставив над водой сосновый дух,

неотличимый от Святого Духа.

и в эту воду нищие войдут,

и будет им вода лебяжьим пухом

 

с волнующим теплом

до самых пят.

я, вглядываясь в их кривые спины,

пройду чуть свет

по краешку себя,

сливаясь с белым

воздухом и глиной.


 

Елена МИРОНОВА


***

                Саше Петрушкину

 

Металлургический раек

рутинным сном прошит,

пасется ночь, нудит сверчок

в развалинах души.

 

Кого-то спят, кого-то ждут

за кромкой темноты,

где в каждом доме книги жгут,

чтоб утром не остыть.

 

А ты – беспомощен и пуст –

стоишь на той версте,

где нас листают наизусть

и те... и те... и те...

 

Вокруг в поваленных лесах

гудит повальный спирт...

 

И зреет музыка в часах,

и на зубах скрипит.

 

 

Александр МОСКАЛЕНКО  (КОРОЛЕВ)

 

***

Когда отрешенность в природе

достигнет последних высот –

деревья уснут в позолоте

застывших аминокислот.

И будет над городом реять

бесстрашный лесной паучок.

И чашку разбитую клеить

возьмется седой мужичок,

но тщетная эта работа

ему не дается никак:

ведь золото – не позолота,

а жизнь – не последний пятак.

Работа не стоит усилий –

забудь, мужичок, Хохлому.

Разбитую чашку России

не склеить уже никому.


 

Сергей ШИЛКИН

Резеда

 

Там, где в скале пробита арка

Струей стремительной воды,

Стояла юная татарка

Средь поля трав и резеды.

 

Ты рождена в степях батайских

Принцессой крови орд ногайских

Или праправнучкой Бату?

Я взгляд никак не отведу

 

От взора глаз твоих холодных,

От глаз бездонных цвета льда,

Насквозь смотрящих в никуда,

В чужую даль

пустынь бесплодных.

 

В них, как в кино,

бегут без страсти

Столетий пройденных года,

Скотов бескрайние стада,

Тьмы лошадей

монгольской масти.

 

Кольчужный лязг и крики сечи.

Лежат в руинах города.

О том, чтоб сбить напор тогда

Татарский, не было и речи.

 

(…)

 

За град велик в указах царских

Положен каждому трофей.

И вот уж делит дев тептярских

Сокольник царский Ерофей.

 

Не счесть неведомых полянок

В седой истории отцов.

Но кровь московская стрельцов

Смешалась с кровью полонянок.

 

Теперь же я твои персты

Целую с истинным блаженством

И восхищаюсь совершенством

Евроазийской красоты.

 

И перед нею преклоненный

Тебе прощаю древний дар

Московских титульных бояр –

В твоих очах огонь надменный.

 

Красивых женщин на планете

Немало на мою беду.

Но среди всех имен на свете

Я все же выбрал Резеду.


 

Денис БАЛИН

Провинция

 

У нас в городе ночью

огни фонарей не горят –

так придумали дядя

Володя и друг его Дима –

сверху видно, как звезды

голодные небо едят

и луна запускает колечки

из туч никотина.

 

Вот и снова проснусь рано утром,

работать пойду –

поколение офисных тел

и плохих Айболитов.

Ты у нас, на районе, один

не ходи в темноту,

а то можешь проснуться

в канаве с мордой разбитой.

 

Все мечтают уехать

отсюда по разным краям,

но ведь некуда ехать под солнцем

на землю палящим.

Даже в Крымске не верят теперь

городским новостям,

говорят, тот чувак, что у нас,

не совсем настоящий.

 

В понедельник, так сложно

проснуться и сесть на кровать,

там, за окнами,

дворник сметает холодное лето,

муравьи на работу идут,

чтобы снова устать

и на хлеб заработать себе,

да купить сигарету.


 

Владислав ТРОИЦКИЙ

 

***

Вчитываюсь с трудом в книги,

с ужасом в картинки смотрю.

В замках ром пьянствуют виги,

мушкетеры дерутся на рю.

 

Пьяный Кант подошел ко мне

и еще налить предложил.

Жалкий, старый, весь в парике –

и для чего он-то жил?

 

Хочу быть вигом и пэром,

лордом-хранителем

ночного горшка, говорю,

чтобы каждый день

своим стилетом

краски размешивать сентябрю.


 

Илья МАРЕНИН

 

***

В домищще бабищща

в махровом халате

готовит в кастрюле

супищще не глядя,

а муж той бабищщи,

закрывшись в уборной,

чешет пузо себе

бездуховно.

Кастрюля кричит

о готовности пищщи.

Приходит довольный

супруг бабищщи,

и в трапезе оба,

уставившись в блюда,

понимают, что больше

не любят друг друга.


 

Андрей ДЕШПИТ

Первый день осени   

                    

                           Л.

Кроме дождя, 

особых различий нет.

Ты по-прежнему

выбегаешь из дома в восемь;

Лишь небо уже запачкано

в серый цвет,

И ты спешишь,

наступая ногой на осень.

 

От лета – легкость

и яблочный вкус во рту,

Но небо цвета

некрашеных старых бревен

Несет секрет обращенья воды

во ртуть,

А листьев в золото –

легким движением брОви.

 

Лети, сбиваясь

на стильный осенний степ,

С его попыткой

предать каблуки огласке,

Сжимая зонтик:

за осенью не успеть

В её потеплении

от нелюбви до ласки.


 

Геннадий ПОЛЕЖАНКИН

Апостолы

 

Однажды, отступя от правил,

Задумал сочинить я оду.

Кто мой герой? Апостол Павел.

Я с ним прошел огонь и воду.

Мы с ним служили долго в Риме,

Мы в зеркала Невы смотрелись,

Делили полушубок зимний

И наблюдали женщин прелесть.

Я помню: на столе осетр.

Деликатесы, хлебы, вина.

– Я поделюсь с тобою, Петр, –

Сказал он, закусон подвинув.

 

Прошли века. И племена, и нравы

У человечества сменились.

Мы стали, в сущности, двуглавы,

И ездить бы в папомобиле…

Мой друг, я оду честно правил,

Но лучше высказаться мог.

Мне утешенье – юный Павел,

Смышлененький поэт, сынок…


 

Марсель САИТОВ

Не понять

 

Россию не понять умом –

остается чуять – оп-па!..

Не в храме «ой», а в ванне «ом»

пою, переходя на шёпот.

 

Россию не понять умом,

как истину, и все стихи

о ней бессмысленны, как ом,

как сами по себе стихи –

 

но я с поэтов, как с пророков,

спрошу и буду их шпынять

(а на кого ещё пенять?):

 

в течение какого срока

всю жизнь искать

подсказки в строках,

всю жизнь прожить и не понять.


 


13 29


Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»