Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Свежий номер

Стихи
Вслед за славною мечтой
04.04.2012
Зариф БАШИРИ

Вслед за славною мечтой        


Зариф БАШИРИ родился 5 мая 1888 года в деревне Чуть Чивильского уезда Казанской губернии (ныне Кайбицкого района Республики Татарстан), умер 21 октября 1962 года в Уфе. Советский писатель, поэт, прозаик, драматург, ученый, переводчик (в совершенстве владел девятью языками), журналист, член Союза писателей БАССР и ТАССР.

Первые публикации – в газете «Казан мухбире» («Казанский вестник»), далее в журналах «Шура» («Совет») и «Чукеч» («Молот»), газетах «Фикер» («Мысль»), «Йолдыз» («Звезда»), «Вакыт» («Время»). В 1907 году опубликована первая книга – сборник стихотворений «Миллет кайгысы» («Забота о нации»). За 1908–1910 гг. в Оренбурге издано 8 стихотворных сборников: «Звуки речки Тутый», «Стихотворения», «Весеннее солнце», «Утренний звон», «На память», «Утешающее и пробуждающее», «Весенняя капель», «Колыбель чувств».

Большой интерес вызывает вышедшая в 1911 г. повесть «Чувашская девушка Аниса». В 1924 году в Уйгурском народном музыкальном театре драмы поставлена пьеса «Садыр Хонрук». В двадцатые годы вышли в свет книги «Узбекская литература», «Уйгурская литература», «Чувашская литература». В 1928 году в Ташкенте на узбекском языке и в Казани на татарском языке печатается повесть «Эффек кулмэк» («Шёлковое платье»).

Впоследствии жил в Уфе, занимался издательской и просветительской деятельностью. В 1958 г. в Башкиркнигоиздате выходит повесть «Нашествие Карагоша», в том же году в Казани – «Избранные произведения».

В последние годы жизни работал над мемуарами, в 1968 году книга «Воспоминания о современниках» издана в сокращенном варианте. Сейчас в архиве Института языка, литературы и истории им. Г. Ибрагимова Академии наук Татарстана хранятся рукописи стихов Башири в трех томах (составлены самим автором) – «Мысли мои», «Цветы мои», «Мои дни». Кроме этих произведений – повесть в стихах «В селеньях буря» и роман «Непостоянство, или На злобу дня».

 

Автор портрета Зарифа Башири – внук писателя Энрике




Мечта

Всё, что в мире нас 

пленяет и влечёт, – одна мечта.

И свершенья, и стремленья

без неё – лишь суета.

 

Цепко водит нас по жизни –

манит дальше – в мир другой.

Очарованы, беспечны, –

поспешаем за мечтой.

 

Оказавшись в море счастья,

заиграешься плотвой,

Сердце радостно забьется

вслед за славною мечтой.

 

Без препятствий совершатся

ожидания твои,

Бороздят просторы эти там

без счета корабли.

 

Словно зайца полевого,

залучит мечта в сады,

Где, нежны, благоуханны,

источаются цветы.

 

Всё забудешь,

возжелавши стройных гурий обнимать,

Девы примутся с тобою миловаться,

танцевать.

 

И в твоем воображенье

греза явится сполна,

Одарит тебя блаженством,

заберет печаль она.

 

Словно ты хозяин жизни,

в руки взял поводья сам

Да с весельем погоняешь

по проселкам и лугам.

 

Словно даже не поводья,

а воздушный в небо змей:

Нету силы удержаться –

рвется дальше он резвей.

 

Можешь в самой высшей школе

лист похвальный заслужить,

Адвокатом, прокурором и судьею

можешь быть.

 

И ошибка не остудит –

 вожделение растет:

Нету дна, и нет вершины –

лишь мечта с собой зовет.

 

Заражает, заряжает новой радостью –

пока,

Словно яблоко, сверкает, словно мед,

она сладка...

 

Но соблазном обернется,

сдернет маску дьявол-лжец,

И огнем мечта займется,

и придет мечте конец.

 

За мгновенье мир охватишь,

подведешь всему итог:

Извлечешь урок из жизни – всё узнаешь,

видит Бог.

 


Люблю жизнь

Вдруг мысль пронзит – где молодость моя?

И жизни жаль, что пролетает зря!

Но прочь гоню ревнивую печаль,

Бреду вперед, стихи произнося.

 

В миг этой слабости не сдерживаю слёз.

К чему вся жизнь моя? – твержу вопрос.

Отяжелев, душа дрожит на волоске,

Сомненьями отравлена всерьез.

 

В какой из дней утихнет страсть моя,

Дверь запертую в счастье отворя?

Горюю, сетую, стенаю, слезы лью, –

Зачем явился в мир, где цель моя?

 

Надеюсь, будет смерть моя легка,

Дверь в мир иной вмиг распахнет рука!

Но вдруг очнусь от этих дивных грез

И вижу: я над пропастью пока.

 

Тогда настигнет оторопь, испуг!

Я одинок – но есть друзья вокруг.

Спадет повязка с глаз: как жизнь сладка!

Избавлен я от морока и мук.

 

 

Речная гладь

Ай, гладь реки, ай, гладь реки! 

Затихла, замерла.

О чём молчит в вечерней мгле

под месяцем она?

 

Давай подумай, пораскинь еще умом, пока

Опять не дрогнет,

не вздохнет недвижная река.

 

Засвищет ветер, загремят,

помчатся облака,

Прольется дождь,

и зажурчат ручьи издалека.

 

Взнуздает вихрь и повлечет тебя

вперед поток –

Взревешь! И яростной

волной ты возмутишь песок…

 

А этот ясный лунный свет

ты в клочья разорвешь

И диких волн немолчный бред

далече понесешь.

 


Назидание

Ну, хватит! Жизнь в бессилье не кляни.

Оставь сомненья – прочь уйдут они.

А черную печаль не привечай,

Волос до времени не убеляй.

 

И душу милую проклятьями не рви,

Стой прямо пред судьбою – не юли.

Не жалобы ей с горем подавай,

Не сдайся – милость в сердце оживи.

 

 

Мой язык

С млеком матери младенцем 

я впитал язык родной,

В день, когда на свет явился,

он нарек меня собой.

 

От невежества и злобы он

очистил разум мой,

Дал познанье этой жизни,

объяснил мне мир иной.

 

Ни к тщеславью, ни к корысти

он не ходит на поклон,

В нём – всё нужное для жизни:

пища, благо и закон.

 

Встав от сна, молю я Бога:

дай ключи мне к языку!

Только так быть совершенней

и счастливей я могу.

 

Много троп у заблужденья –

божья воля языком

Озаряет путь спасенья:

искупленье, радость – в нём!

 

Просвещенье, разум, знанье –

всё язык в себе несет:

Над цветком, что не раскрылся,

соловей не запоет.

 

С молоком грудным питает

языка могучий дух,

Крылья ум твой обретает –

и прозрение, и слух!

 

Как жар-птица, речь сияет,

озаряя небосвод,

Цветником благоухает,

пышной розою цветет.

 

Так и песню на просторе

полной грудью мы поём,

И напевы к горизонту улетают соловьем.

 

Эй! Родной язык, дай силы,

легкой бодрости в пути,

Будь звездою путеводной,

ночь восходом освети;

 

Душу одари любовью, истиной преобрази,

Повели: благой дорогой поспешай,

а не ползи!

 

Божья искра проведенья,

справедливости оплот –

В языке для человека:

путь, начало и исход.

 

Девушка на могиле матери

 

Не резвись, ветерок,

над могилкою мамы моей!

Видишь, слезы роняет

девчонка-сиротка над ней?

 

Не свисти, не кружи,

испугается мама моя,

Не мешай моим жалобам,

видишь, измучилась я?

 

Дай поведаю маме несчастную долю мою,

Отрешу свою душу от горя,

в слезах изолью.

 

Что ни день, на могилку спешу –

милый холмик обнять,

Прислониться щекой и словам

моей мамы внимать.

 

Ах, бывало, она обнимала с любовью меня,

А теперь во вселенной

осталась совсем я одна.

 

Мама дремлет в холодной земле,

в узком, тесном гробу,

Осени благодатью ты мамину,

Боже, судьбу.

 

Не бушуй, непогода, в ограду,

буран, не вали,

Всё, что есть у меня, –

этот маленький холмик земли.

 

Милый ветер, не вой,

моей маме ты спать не мешай,

На могилку ее ни листву,

ни снежок не бросай.

 

 

Почему пою?

Друзья, еще сулит жестокий рок

Отверженность, изгнанье и опалу, –

Крушеньем всех желаний и надежд

Меня Аллах примерно покарал!

 

Как нечестивца грешного, лишил

Покоя, воли, радости и сна,

А тучи над моею головой

Закрыли свет очередного дня.

 

Еще теснит ревнивая судьба –

Сопротивляюсь молодостью всей.

Но вот беда: былых несчастий след

Простерся в безмятежность новых дней.

 

Где доблесть государственных мужей?!

Одни лишь притеснения вокруг.

Когда из сердца выпускали кровь,

Хотя б один нашелся верный друг.

 

Мать и отец стареют вдалеке,

В бессилии болит душа моя.

Ни сверстников, ни родственников нет,

Как нет Отчизны, где родился я.

 

Лишь в песне избавляется душа

От всех забот и от бесплодных дум,

И воспаряет к ясным небесам,

И очищается слезами ум.

 

 

В конце войны

Война кончается победою тщеславья:

Самовлюбленность, самославье –

Язык без кости, искры из очей –

Мир замутят бесстыжестью речей.

 

 

Озлобленность

Когда завистлив, зол или нечист

Ты на руку – и только алчный свист

Там, где молитва теплилась в душе…

Что толку быть, когда ты мертв уже?

 

 

Недруг

В неведенье живет тщеславный человек,

Он истину бранит, хвалит себя весь век.

Устанет сам – суют лукавые друзья

Его в ушко иглы, куда ему нельзя.

 

 

Когда мы хороши?

Когда томишься ты в нужде, 

тогда взываешь к Богу,

Тогда в отчаянье бредешь

к родимому порогу,

Даешь обеты ты мулле и каешься до сроку.

Когда ж хрустят и портмоне,

и модная рубаха –

Смотри, забудешь о душе

 и прогневишь Аллаха.

 

 

Нужны ли шариат, законы?

Как ребенок заликует, похвали его конька,

А боец удвоит силу, если ставка высока,

Шариат или законы

станут мельницей ручной, –

Если деньги выше правды –

вера, нет, не дорога!

 

Перевод Алексея Кривошеева

 

 


1181 44



Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html



Итоги конкурса за май 2017 года

Итоги прошедших конкурсов




11.jpg

коррупция

Омет.jpg

Ватандаш.jpg

МБУ ЦСМБ ГО г.Уфа РБ

книжный ларек

Республика Башкортостан.jpg


Агидель

Йэншишма

БГТОиБ

Башкирский театр драмы

Русский драматический театр

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»