Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Свежий номер

СОБЫТИЕ
Эсеры в Уфе
23.04.2014
Ринат ЗАКИРОВ

Эсеры в Уфе         Одной из самых известных и популярных партий в начале ХХ века была партия социалистов-революционеров (эсеров). Программа ПСР, написанная простым и ясным языком, предусматривала социализацию земли, политические свободы, социально ориентированное законодательство, федеративное устройство будущего государства и т.д. Предполагалось, что детали будут разработаны и внедрены в жизнь всенародно избранным Учредительным Собранием. Такая программа делала ПСР очень популярной в глазах российского общества.
Одним из тактических средств для достижения этой программы был обозначен индивидуальный террор, ведение которого было поручено особой группе – т.н. Боевой организации, действовавшей в 1901-1911 годах. Стоит отметить, что внутренняя политика самодержавной власти объективно не отвечала интересам большей части населения страны, поэтому убийства  проводников этой самой непопулярной государственной политики – царских чиновников – в большинстве случаев встречались населением с открытым одобрением и воспринимались как законное и заслуженное возмездие. Один из теоретиков ПСР, В.М. Чернов, писал: «… Мишени террористических ударов партии были почти всегда, так сказать, самоочевидны. Весь смысл террора был в том, что он как бы выполнял неписаные, но бесспорные приговоры народной и общественной совести».
Самые известные покушения Боевой Организации произошли в Москве и Петербурге, однако некоторые события и персоналии  связаны с Уфой. Так, в Уфе родился и вырос знаменитый эсер-террорист Егор Сергеевич Сазонов (1879-1910) . (Его родной брат, тоже уфимец, Зот Сазонов, также впоследствии стал членом Боевой организации).
Мать Е.С. Сазонова вспоминала: «Увлекался он чтением. Спрячется с книгой и сидит тихонько целыми часами. Долго приходилось его искать, найдешь где-нибудь на сеновале и отберешь. Учился Егор всегда без репетиторов и учителей. Хотя ученье ему давалось трудно, но он был усидчив и прилежен и не отставал от других. В гимназии он вел себя тихо. Учителя его за это любили и ставили в пример другим. С 4 класса он стал учиться лучше и потом все время был первым учеником. В старших классах он готовил бедных учеников бесплатно, но не говорил нам. Тогда он еще не интересовался ни революционной литературой, ни самой революцией. <… > Егор в это время был очень веселым и живым человеком. И в то же время он был ласковым и отзывчивым, жалел и помогал бедным знакомым деньгами и советом. На следующую зиму после окончания гимназии он поехал учиться в Москву. На лето и Рождество он приезжал к нам в Уфу. <… > О врачебной деятельности он еще думал, когда учился в гимназии, но он не хотел оставаться в городе, а мечтал поступить впоследствии в какую-либо земскую больницу, чтобы помогать крестьянам.»
Действительно, около 1899 года Е.С. Сазонов уехал из Уфы и поступил в Московский университет. Вплоть до второго курса он называл себя "эстетом" и чрезвычайно интересовался всем добрым и прекрасным в произведениях искусства. Перелом произошел, когда жандармы загнали юного эстета Сазонова и несколько сотен студентов и курсисток в Манеж, где казаки жестоко избили юношей нагайками, а девушек подвергли оскорблениям и насилиям.
После этого весной 1901 года Сазонова отчислили за участие в студенческой сходке и, не разрешив восстановиться в университете, вернули в Уфу отбывать ссылку.  Приехал на родину он уже не эстетом. На себе испытав тяжесть свинцовых мерзостей российской жизни, изгнанный из университета и лишенный возможности продолжить образование, он начал по настоящему интересоваться политикой. Отец-крупный лесопромышленник – не одобрял занятий сына и его увлечения социалистическими идеями, на этой почве происходили постоянные споры, но Сазонов стоял на своем.
В Уфе он жил в квартире на Б. Успенской улице (ныне Коммунистическая), но в марте 1902 года вновь был арестован за участие в революционной деятельности. Кроме того, власти заподозрили его в причастности к забастовке в Златоусте (это не подтвердилось). После нескольких месяцев в тюрьме он был сослан, на этот раз в Якутию.
По дороге ему удалось бежать и выбраться за границу, где он примкнул в Боевой организации эсеров и вернулся в Россию уже в начале 1904 года, в составе группы, готовившей покушение на министра внутренних дел В.К. Плеве. Именно Е.С. Сазонов 15 июля 1904 года бросил бомбу в карету министра. Впоследствии он был осужден на вечную каторгу, которую отбывал в Шлиссельбурге и  Нерчинске, а в 1910 году совершил самоубийство в знак протеста против произвола администрации тюремной администрации. Сазонов был хорошо известен в России и в Европе, и причины его самоубийства скрыть было бы невозможно. В своем предсмертном письме он написал: «Думаю, что мое самоубийство, совершенное специально для того, чтобы привлечь внимание публики к ужасам сибирских тюрем, возбудит протест в лучших слоях общества, и мои товарищи по тюрьме будут знать, что правительство, при котором пытки и смерть стали обычными атрибутами тюремной жизни, подвергается осуждению».
Могила Е.С. Сазонова находится в Уфе, на Сергиевском кладбище, а его именем названа одна из уфимских улиц.
С городом Уфа связано еще одна значительная страница российской истории. В марте 1903 года недалеко от Уфы, в Златоусте, произошла трагедия: во время подавления рабочей забастовки были убиты 45 и ранены 87  человек (по другим данным – 69 и 250 соответственно). Солдаты продолжали стрелять даже в спины бегущих, а среди убитых оказалось немало случайных прохожих и зрителей, в том числе женщин и детей.
Не будем вдаваться в причины забастовки, отмечу лишь, что распространенная в определенных кругах точка зрения о сытой и хорошей жизни дореволюционных рабочих явно противоречит объективным фактам. Очевидно, что не от хорошей жизни бастуют и лезут на винтовки.
Команду стрелять дал лично уфимский губернатор Н.М. Богданович. Впоследствии легенда (не соответствующая действительности) о том, что губернатор  якобы нечаянно подал условленный знак (взмахнул белым платком), вовсе не имея в виду открывать огонь, а жандармский офицер неправильно его понял и дал команду стрелять, нашли отражение в знаменитом рассказе Л.Н. Андреева «Губернатор».
6 мая 1903 года, когда губернатор прогуливался в городском саду (ныне Ушаковский парк), к нему подошел неизвестный и восемью выстрелами из пистолета застрелил его. Несколько свидетелей бросилось было в погоню, но по понятным причинам преследовали вооруженного беглеца они не очень активно, и тому удалось скрыться.
На месте покушения был обнаружен тот пакет с приговором Боевой организации – но и без него всем было понятно, за что был убит губернатор. Несмотря на то, что к розыску были привлечены все местные силы розыска и командированные из Петербурга агенты Департамента полиции, задержать исполнителя покушения так и не удалось.
Однако то, что не знали сыщики, было известно революционерам. Губернатора Н.М. Богдановича застрелил уфимский рабочий-железнодорожник Егор Олимпиевич Дулебов, товарищ Е.С. Сазонова, с которым познакомился в нелегальном кружке зимой 1901 года. Фотографии Е.О. Дулебова не сохранилось, по описанию знавших его людей это был небольшого роста, крепкий человек, с открытым лицом и задумчивыми глазами, молчаливый и спокойный. Сохранилась записка, которую Е.О. Дулебов написал перед покушением, уверенный, что его арестуют и казнят:
«Товарищи, думаю, что мне не нужно объяснять вам, почему я иду убивать уфимского губернатора, думаю, что вы хорошо понимаете, что это необходимо. Нельзя допускать, чтобы нас давили, как рабов, нельзя допускать, чтобы нашу кровь проливали, как воду. А за свою свободу, за свое счастье мы должны сами бороться. Но я хочу, товарищи, сказать вам одно: я иду выполнить приговор боевой организации не потому, что не верю в рабочее движение, и сознаю, что если не будем наказывать разбойников и палачей народа, то падет дух, и мы не будем двигаться вперед. Может быть, скажут, что я повредил рабочему движению своим поступком. Могу сказать, товарищи, вредить я не хотел, думал много над этим, чувствую и верю, что это нужно сделать, потому что за каждый мирный протест нас ожидает наглое издевательство. Выходя на демонстрацию, не поспеем поднять знамя, как на нас сейчас же налетают озверелые казаки, жандармы и шпионы, и начинается дикая расправа: бьют нагайками, бьют шашками, топчут лошадьми, увозя в участок, нагло издеваются над личностью демонстрантов. Кто виноват во всех этих зверствах? Наши министры, генерал-губернаторы и губернаторы. И вот я считаю счастьем, что на мою долю выпало отомстить этому извергу, уфимскому губернатору. По произволу его было пролито много крови златоустовских рабочих. А за проливаемую кровь должна течь кровь угнетателей. И вот я от всей души хочу принести своим братьям пользу, и верю в это дело так же, как и в наше общее дело. Верю, что мы победим. Верю, что хищный коршун, т.е. царское самодержавие, которое рвет на части русский народ, не долго еще будет пить нашу кровь. Боритесь же, товарищи. Боритесь за благо народа, за лучший мир, за святую свободу. Боритесь же, товарищи, не покладая оружия до тех пор, покуда не разлетится в прах русское самодержавие».
Ярка и трагична дальнейшая судьба Е.О. Дулебова. После убийства уфимского губернатора Дулебов уехал из города, перешел на нелегальное положение и скрывался в разных городах, продолжал революционную работу. Весной-летом 1904 года вместе с Е.С. Сазоновым принимал участие в подготовке покушения на В.К. Плеве в Петербурге, близко сошелся с легендарным эсером И.П. Каляевым. После успешного покушения на министра продолжал скрываться в России, в начале 1905 года вновь участвовал в подготовке очередных покушений Боевой организации – на этот раз на петербургского генерал-губернатора Д.Ф. Трепова, министра юстиции Н.В. Муравьева и великого князя Владимира Александровича.
Ни одно из запланированных покушений не удалось: в марте 1905 года террористы были выданы Азефом полиции и арестованы. Е.О. Дулебов так и не назвал своего настоящего имени, назвавшись Агаповым, и не был опознан как человек, застреливший уфимского губернатора.
Достаточных улик против арестованных собрать не удалось, и все они были освобождены после выхода Манифеста 17 октября 1905 года.  Кроме одного - Е.О. Дулебова. Напряженная жизнь террориста, постоянное ожидание гибели от взрыва бомбы или веревки палача, диссонанс между долгом революционера-террориста и осознанием греха убийства, тяжелые условия Петропавловской крепости – все это привело к нервному расстройству и душевной болезни Е.О. Дулебова. Узника перевели в психиатрическую больницу Николая-чудотворца, товарищи по партии пытались его оттуда вызволить, но безуспешно. Е.О. Дулебов, так и не раскрыв своего настоящего имени, умер в больнице в 1908 году. Место захоронения неизвестно.
Таким образом, с Уфой связаны ряд личностей и событий, оказавших значительное влияние на русское революционное движение и историю России в целом. Образы уфимцев Е.С. Сазонова и Е.О. Дулебова заняли свое достойное место в пантеоне героических борцов с самодержавием, а убийство губернатора Н.М.Богдановича, прославившегося массовым расстрелом забастовщиков, явилось очередным тревожным сигналом для властей и имело большое значение для дальнейшего развития событий русской революции начала ХХ века.

11 3



Медиасфера
блог редактора.jpg
Дзен канал главного редактора газеты "Истоки" Айдара Хусаинова

Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html



Итоги конкурса за апрель 2017 года

Итоги прошедших конкурсов




11.jpg

коррупция


Ватандаш.jpg

МБУ ЦСМБ ГО г.Уфа РБ

книжный ларек

Республика Башкортостан.jpg


Агидель

Йэншишма

БГТОиБ

Башкирский театр драмы

 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»