Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Свежий номер

Проза
Как мы откусывали и глотали эту жизнь
04.10.2017 11:01:00
Светлана ГАФУРОВА

       

Удивительно, как в человеческой жизни переплетаются какие-то незначительные бытовые мелочи на фоне великих исторических событий, когда решаются судьбы государства. Например, 19 и 20 августа 1991 года, когда по телевизору демонстрировали только балет «Лебединое озеро», и в стране творилось событие, которое потом назвали путчем ГКЧП, я бегала по пустым магазинам и искала батон колбасы. 20 августа – мой день рождения, и мне хотелось его хоть как-то отметить, пригласить друзей, накрыть стол. До путча ли тут? И так происходило постоянно. Мне захотелось как-то поймать эту тенденцию простой человеческой жизни, отразить ее так, как я это понимаю. И вот что получилось в форме небольших жизненных историй, новелл, баек, которые вдруг мне вспомнились…

Любительница литературы

В начале 90-х годов я выписывала множество разных литературных журналов – «Знамя», «Новый мир», «Урал», «Юность». Это было захватывающее упоительное чтение. На нас тогда обрушился совершенно незнакомый новый мир сведений, знаний, информации о неизвестной нам родной стране.

Журналы бросали мне в почтовый ящик. И вдруг «Юность» начала пропадать. Несколько номеров я не получила. И все думала, кто же похищает мои журналы?

Однажды раздался звонок в дверь моей квартиры. Я открыла. На пороге стояла незнакомая женщина. Она представилась соседкой с шестого этажа и спросила: «А где 12-й номер «Юности»? Жду – не дождусь окончания повести!»

Контрабандный ребенок

На протяжении пятнадцати лет нашего брака мы с моим мужем Сашей Кочкиным каждый год ездили в Крым в поселок Приветное, где жили его родители. Летали самолетом, тряслись в поездах и, наконец, приобретя автомобиль, путешествовали через всю страну на машине.

Однажды, в конце 90-х, мы поехали в Крым на новой белой «четверке», которую только купили. К нашей семейной компании присоединилась Танзиля Тултаева с двумя дочками. Тогда она жила в Уфе и работала журналисткой.

Мы успешно, без проблем доехали до российско-украинской таможни близ поселка Безымянный. Но на пропускном пункте выяснилось, что у нас нет справки о том, что наш сын является гражданином России. А без этой бумажки на Украину нас никак не пропускали. Вот интересно: мама с папой – граждане России, а ребенок – гражданин Китая что ли? Как мы ни убеждали таможенников, как ни уговаривали – они стояли стеной. Один даже абсурдно предложил: «Оставьте ребенка в России, а на обратном пути заберете».

И тут Саша психанул: ударил по газам, отъехал подальше от таможни и пересек границу контрабандным путем безо всякого разрешения. Таможенники нас не заметили, потому что мы ехали по сельской грунтовой дороге в облаке пыли от идущего впереди грузовика. Танзиля Тултаева была просто в шоке тогда. А мне это все было привычно: я хорошо знала решительный характер своего мужа – брутального мужчины. Обратно Таня с детьми поехала на поезде: не рискнула больше переходить границу контрабандой. А мы рискнули и перевезли через границу в сумерках вечера нашего контрабандного мальчика, опять минуя таможню – окольными сельскими дорогами.

Впереди нас летела маленькая птичка, показывая путь на милую родину...

Настоящий мужчина – колюч, вонюч и могуч!

Эту поговорку постоянно повторял мой муж Саша Кочкин. Колючесть и вонючесть в нем наблюдались только иногда. А вот могучесть присутствовала всегда. Мне часто приходилось отбиваться от его поклонниц и слушать истории про его любовные подвиги на стороне.
Однажды известный уфимский фотохудожник Рамиль Кильмаматов пригласил Сашу в экспедицию по реке Белой.

И вот уже после экспедиции я встречаю на улице Ленина в Уфе Рамиля и он, хитро прищурившись, говорит: «Пиридай пиривет этому сволощи – Кочкину!» «Ну ладно, передам» – говорю. Но сама не понимаю, почему мой муж – «сволощь» в глазах прославленного фотохудожника.

И только спустя какое-то время узнаю историю о том, как Саша отбил в экспедиции у Рамиля девушку, которую тот специально взял с собой для короткого и бурного отпускного романа.

Ну, я, конечно, тоже в долгу не осталась. Отомстила этому сволощу! Сами понимаете, как!

Он пьет кефир до последней капли

Иосиф Гальперин много лет отдыхал в Крыму у родителей моего мужа. Как-то я спросила у Саши: «Что ты думаешь о Гальперине?»

«Он пьет кефир до последней капли» – ответил Саша.

Звонок из американской тюрьмы

Однажды в три часа ночи, когда наша семья мирно спала, раздался звонок стационарного телефона.

– Але,– сонно проговорил Саша. – Кто это?

– Это я – Инсур Фархутдинов, – ответил человек на том конце провода. (Инсур работал с нами в «Молодежной газете» и все звали его Помбуром, так как раньше он работал на Северах помощником бурового мастера).

– Звоню вам из американской тюрьмы, – сказал Инсур.

Мы замерли от неожиданности...

Наконец, Саша спросил на голливудский лад:

– Чем мы можем тебе помочь?

– Да ничем! – ответил Инсур и бросил трубку.

Вольта есть!

В юности Саша служил на Северном морском флоте на корабле, обслуживающем атомную подводную лодку. Удивительно, что попросился он на Север из Крыма, где жил тогда со своей семьей.
Вот такую байку он любил рассказывать о службе:
«С нами служил один узбек, который проверял наличие напряжения в сети тактильным способом. Проще говоря, совал палец в цоколь лампы и говорил удрученно: «Вольта нет». Однажды электричество появилось и узбека шарахнуло током. Он упал от удара на палубу и радостно заорал: «Вольта есть!»

Пациент скорее жив, чем мертв!

 

Когда Саша Кочкин учился в Уральском университете в Екатеринбурге на факультете журналистики, на военных сборах он неудачно выпрыгнул из вездехода и сильно повредил коленную чашечку. Нога его вывернулась пяткой вперед. Сашу увезли в больницу, прооперировали. Боль была жуткая. Ему кололи морфий для обезболивания.

– Это было чудесно, – рассказывал мне Саша. – Такой кайф!

Однажды, когда он лежал в забытьи, над ним наклонилась медсестра – проверить – жив ли больной. И тут Саша изловчился и ущипнул девушку за попку.

Сначала медсестра возмутилась. А потом засмеялась и воскликнула:

– Пациент скорее жив, чем мертв!

 

Тут пришел муж и все испортил!

 

Знаменитая уфимская художница Юля Малахова была в юности столь прекрасной, что в нее влюблялись все мужчины в Доме печати. Не исключение – даже Айдар Хусаинов, тогда совсем юный. Юле он посвятил самое нежное свое стихотворение.
Когда Саша Кочкин начал работать в Молодежной газете, влюбился в Юлю и он.
Мы уже поженились, и он рассказал мне такую историю:
«И вот пришел я к Юле Малаховой в гости. Принес букет роз. Нажарил котлет. Но тут появился ее муж, Миша, и все испортил!»

Ната+Света=любовь!

У Саши на левом предплечье было вытатуировано имя его первой жены – Ната.

Когда Саша раздевался перед сном, я строго его спрашивала:

– А где Света? Когда ты вытатуируешь мое имя на правой руке?

– Ладно, ладно, – отмахивался Саша. Я сразу сделаю такую татуировку:

– Ната+Света = моя любовь!

Откусывайте суверенитета, сколько сможете!

Когда Борис Ельцин приехал к нам в Уфу в рамках своей очередной предвыборной президентской компании, он произнес свою знаменитую фразу, предназначенную башкирскому правительству, типа – «Берите столько суверенитета, сколько сможете!»
Сашу Кочкина, как журналиста официальной правительственной газеты, отправили в Белый дом делать репортаж о встрече с Ельциным.
Вечером он мне рассказывает:
«Представляешь, Таня Камоза бегала по коридорам Белого дома и кричала, мол, «там чиновники жрут колбасу, а нас, журналистов, к себе не пускают». Менты схватили ее и выволокли на улицу...»
– А как же,– удивилась я. – Ельцин же сказал – кусайте, сколько сможете! Значит, его никто не слушается!

Не накормишь – рожать не буду!

2-го сентября 1991 года вечером дома у меня отошли воды. Пришла пора ехать в роддом. А я не успела поужинать, и была страшно голодна.
– Не накормишь меня, – заявила я своему мужу, – в роддом не поеду! И рожать не буду!
Пришлось ему замешать опару и напечь целую кучу блинов. Блины он пек мастерски. Они получались тоненькими, как лист бумаги, и невероятно вкусными. Вообще Саша прекрасно готовил. Особенно ему удавались чебуреки. Они были его фирменным блюдом. Но в тот вечер мяса дома не было и мне пришлось довольствоваться блинами.
Только натрескавшись мужниных блинов, я поехала в роддом, где на следующий день 3-го сентября в 12-05 пополудни родила мальчика.
Вспомнив про блины, прямо на родильном столе я, будучи в совершенно счастливом состоянии инсайта, решила назвать сына Сашей. В честь моего замечательного мужа! Муж не возражал...

Идеальная уборка

Пред моими родами Саша вместе со своим другом фотографом Сашей Дульцевым сделали фоторепортаж из лучшего уфимского роддома прямо с родов. Натерпелись они ужасов там всяких! А все для того, чтобы меня взяли в самый лучший роддом города. И неслыханное по тем временам дело: Саше разрешили присутствовать при моих родах. Сегодня это в порядке вещей. А тогда подобное было необычно. Но я отказалась: не хотела, чтобы муж видел, как я мучаюсь. Да и решила, что сама справлюсь.
Роды прошли успешно. Через неделю нас с малышом выписали из роддома. Я, конечно, предполагала, что Саша с друзьями всю эту неделю веселились и бухали у нас дома, и потому накануне выписки написала ему записку и попросила прибраться дома к нашему приезду.
Когда я вошла в свою квартиру, дома было чисто. Я обрадовалась. Покормила ребенка, помыла его. Решила перепеленать. Открываю шифоньер, а оттуда на меня вываливается ком грязного белья, груда пустых бутылок из-под пива и водки. Но ругаться с мужем я не стала. Главное – намерение и желание, а исполнение уже вторично...

 

А где закуска?

 

Журфак Уральского университета был, пожалуй, одной из лучших в стране кузниц журналистских кадров. Саша Кочкин, когда там учился, жил в общаге на улице Большакова в одной комнате с Андреем Ничковым.

Он мне часто рассказывал про то, какой Андрей талантливый человек. Мог, например, написать поэму за тридцать минут. Без труда ваял материал в любом жанре на любую тему, даже не выходя из комнаты, не побывав на месте события, не пообщавшись с героем интервью...

Но было у Андрея несколько особенностей...

В общаге он спал на голой панцирной сетке без матраса и без подушки, в верхней одежде, в башмаках и в шапке-ушанке.

А когда его посылали за вином, собрав деньги по кругу, всегда просили купить и закуску. Он приносил целую авоську вина. Все кричали:

– А где закуска?

– Ну, вот же, – отвечал Андрей. И доставал из кармана или яблоко, или пряник...

 

Красные революционные трусы

В начале 90-х к нам пришел полный капец: кушать нечего, одеваться не во что. А мы с Сашей Кочкиным только поженились, только родили ребенка. Но не унывали. Саша в свободное от работы время ловил на озерах карасей. Я их продавала на стихийных рыночках. На хлеб и молоко хватало. А одежду кое-какую я шила сама. Нашла где-то большой отрез красного сатина и сшила из него дюжину семейных трусов мужу. Как-то постирала эти трусы, повесила в прихожей на веревку. В воскресенье рано утром Саша отправился на зимнюю рыбалку на Уфимку. Взял с собой ледоруб, чтобы лунки прокручивать. Выходя из квартиры, зацепил ледорубом трусы. Так и шел по берегу Уфимки с красными революционными трусами на ледорубе, как с флагом. На него все встречные оглядывались. А он не мог понять, в чем дело. Посмотрел вниз: ширинка, вроде, застегнута. Потрогал лицо, – вроде, чистое...
И только дойдя до места, обнаружил трусы на ледорубе.

Эта история стала одной из наших самых любимых семейных баек...

Почему я люблю духи «Кензо»?

Первую свою машину «Москвич-21» мы купили у Димы Ефремова, редактора «Воскресной газеты», на деньги, вырученные от продажи... новогодних подарков. Да! Да! В те годы, в середине 90-х, детские новогодние подарки были большим дефицитом. Как, впрочем, и многое другое. Саша с кем-то договорился о поставках и начал торговать.
Однажды вечером он принес мне в подарок очень дорогие по тем временам духи «Кензо».
– С чего вдруг сеанс такой неслыханной щедрости? – удивилась я.
Саша рассказал, что днем закупать большую партию подарков к нему пришла молодая женщина. От нее так дивно пахло, что он потерял голову и продал подарки вдвое дешевле, чем требовалось
– А что у вас за духи? – спросил он даму.
– Кензо, – ответила она...
Саша поехал в парфюмерный магазин и на всю свою дневную выручку купил мне духи «Кензо».
С тех пор эти духи – самые мои любимые!

За Андреича!

 

В 1997-м году мы с Сашей Кочкиным участвовали в выборной кампании кандидата в депутаты Государственной Думы 2-го созыва Владимира Андреевича Певцова, работавшего тогда заместителем министра здравоохранения Башкирии. Замечательный был человек, царствие ему небесное! Простой, широкой души, балагур, великолепный врач.

Саша сразу же нашел с ним общий язык. Они без конца травили друг другу байки. И предвыборную газету мы решили сделать в виде баек начинающего врача, уехавшего после окончания мединститута в район, где он был и фельдшер, и акушер, и хирург, и гинеколог. Словом, на все руки мастер! Я выслушала все эти байки, записала, обработала. Назвали их «Записки на рецептах». А газета вышла под «шапкой» «За Андреича!». Она была издана миллионным тиражом, раскидана по всему избирательному округу нашего кандидата. И люди, приходя на избирательные участки, просили дать им бюллетень не за Певцова, а за «Андреича». Конечно же, наш Андреич прошел в Госдуму! А газету избирком республики признал лучшей в ту избирательную кампанию.

Месть мелкой купюрой

Продвигали мы в Госдуму Владимира Андреевича Певцова и в 2003 году. Хорошо тогда заработали. Решили купить квартиру. Нашли в Сипайлово шикарную трехкомнатную квартиру с отличным ремонтом. Вызвали хозяйку из Москвы. Она быстро прилетела. Но оплату за квартиру в долларах отказалась брать. Саша разозлился, пошел в банк и поменял доллары на полмиллиона рублей. Попросил выдать ему эти деньги самой мелкой купюрой – десятками. Получился огромный пакет денег. Он принес его в агентство недвижимости и отдал хозяйке квартиры. Ей стало дурно. Отпаивали коньяком и валерьянкой. Деньги считали целый день всем агентством. Я этого не выдержала и вовсе убежала домой. А в квартире этой мы до сих пор живем. Спасибо Саше! И Владимиру Андреевичу.

Хоннекер не сдох?

Летом 1990-го года мы с Сашей отправились в свадебное путешествие. На берег Нугушского водохранилища, в глухую южно-уральскую тайгу. К устью впадения Нугуша в водохранилище нас забросили друзья на катере. Раза два они привозили нам хлеб и продукты. Больше людей вокруг не наблюдалось. Кроме нашего коллеги Саши Мамаева. Его мой муж почему-то решил взять с собой. Может, боялся, что один не справится с молодой энергичной женой? Но вполне-таки справился. Когда мы сняли палатку, собираясь покинуть сей райский берег, то обнаружили под ней целую колонию грибов-шампиньонов, которые выросли от постоянной влажности и тепла, излучаемого влюбленной парой. Мы собрали плоды своей любви, зажарили и съели.
Но самое удивительное приключение случилось с нами в середине медового месяца. Вечером мы сидели втроем у костра и ели жареную щуку. Еще утром она резвилась в водах водохранилища. И вдруг из леса показалась странная парочка. Худющий мужчина, обросший рыжей бородой и рядом с ним молодая красивая девушка-башкирка. Они подошли к костру. Мы пригласили их поужинать вместе с нами. Выяснилось, что рыжебородый мужчина – немец, из ГДР. Увидев у нас транзисторный приемник, немец вдруг спросил:
– А Хоннекер не сдох?
Поясню для молодых: Эрих Хоннекер в начале 90-х был Генеральным секретарем СЕПГ (Единой социалистической партии Германии). Дело шло к разрушению Берлинской стены. Хоннекер сопротивлялся, как мог. И восточные немцы его за это ненавидели.
Такова история простого вопроса, заданного нам в глухой южно-уральской тайге...

Въезд – строго в ворота!

Евгений Мальгинов замечательный уфимский писатель-юморист, который пишет по-настоящему смешно. С ним тоже связано немало воспоминаний.
Однажды мы приехали с мужем на дачу Мальгиновых в Урмане. Дом стоял посреди чистого поля. Забора не было. Но стояли ворота. Мы хотели подъехать к даче, как попало. Но Женя строго сказал:
– Въезжать ко мне на дачу можно только через ворота!

Избушка в старо-русском стиле

Недавно, направляясь на поэтический фестиваль «Уфа-Айгир» на инзерской электричке, мы проехали мимо деревни Бриштамак, стоящей на берегу реки Инзер. И я вспомнила еще одну смешную историю из своей жизни, связанную с этой деревней...
Однажды замечательный уфимский писатель-юморист Евгений Мальгинов при встрече с нами спросил:
– Хотите отдохнуть в избушке в старо-русском стиле под лубяной крышей?
– Конечно, хотим! – хором ответили мы с моим мужем Сашей Кочкиным.
– Ну, так езжайте! Прекрасно отдохнете, – сказал Женя и объяснил нам, как добраться до Бриштамака и как там найти чудесную избушку.
Мы быстро собрались. Закупили кое-какую еду, собрали рюкзак, Саша взгромоздил нашего двухлетнего малыша себе на шею и мы отправились в Бриштамак. Места там невероятно красивые! Мы сошли с электрички, перебрались на другую сторону реки по навесному мостику и кое-как отыскали избушку. Она была действительно под лубяной крышей. Но едва мы взошли на крыльцо, как оно обрушилось, сложилось под нами как карточный домик. Дверь избушки была закрыта огромным железным засовом, огород зарос бурьяном и крапивой выше головы. Саша сломал замок. Мы вошли внутрь. Это было типичное убежище бомжей – грязный пол, нары, печка. И больше ничего! Но не возвращаться же обратно! Я помыла полы, Саша затопил печь, нары мы застелили туристическими спальниками. И – начали отдыхать! На следующий день от жирного деревенского молока нас всех прошибла медвежья болезнь. Мы покрылись копотью от печного дыма. Разыскали какую-то деревенскую баню, попросили ее истопить. Стены в черной бане тоже были покрыты копотью в палец толщиной. Из бани мы вышли еще грязней, чем были. Но мы упорно отдыхали! Саша ловил рыбу в Инзере. Я собирала крупную землянику на лугах.
Мы прекрасно отдохнули тогда, несмотря ни на что!
А через несколько лет домик тот смыло паводком. Жаль!
А Жене спасибо за чудесное приключение и приятное воспоминание!

История про мотоцикл «Урал» и про мальчика-дауна

Эта история произошла, когда мы гостили на даче у Жени Мальгинова в Урмане. У Жени был мотоцикл «Урал». И они с Сашей решили поехать на этом мотоцикле на рыбалку. Сели-поехали! Когда проезжали по мосту через реку Сим, вдруг, откуда ни возьмись, впереди появился мальчик на велосипеде. Судя по поведению, мальчик был дауном. Люди на мотоцикле пытались его объехать, но мальчик поворачивал именно в ту сторону, с которой его объезжали. И ничего не получалось. В конце концов, проехав мост, мотоциклисты сбили мальчика-дауна вместе с велосипедом, а сами упали в кювет. Вместе с мотоциклом. Женя очнулся первым. Он поднялся с земли, отряхнулся. Ощупал себя: вроде цел. Ощупал мальчика, лежащего на земле. Тот тоже не был поврежден. Мальчик вскочил, схватил свой велосипед со страшной восьмеркой на заднем колесе, бросился бежать прочь. Все это время Саша Кочкин лежал на земле, на спине, и держал на своих ногах мотоцикл.
Наконец, он не выдержал и закричал:
– Эй! Может, кто-нибудь уберет с меня эту железную бандуру!

Денежный дождь

17 августа 1998 года в нашей стране произошел дефолт. Для многих это стало настоящей трагедией. У кого-то рухнул бизнес, у кого-то – семья, кто-то и вовсе ушел из жизни. Нам терять было нечего, и мы спокойно пережили дефолт, практически не заметив его. Но в августовский вечер, ужиная у себя на кухне в доме на Набережной реки Уфы, мы вдруг увидели за окном денежный дождь. Соседи с верхних этажей выбрасывали в окна ненужные уже бумажные денежные знаки. Таким я и запомнила дефолт 98-го...

https://www.facebook.com/svetlanagafurova55


1 0



Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за октябрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов




11.jpg

коррупция

Омет.jpg

Ватандаш.jpg

МБУ ЦСМБ ГО г.Уфа РБ

книжный ларек

Республика Башкортостан.jpg


Агидель

Йэншишма

БГТОиБ

Башкирский театр драмы

Русский драматический театр

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»