Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Свежий номер

Проза
Билет в последний вагон
11.01.2018 12:41:00
Светлана ГАФУРОВА

       

Рассказ

 

Они успели! Купили два билета в последний вагон на два последних плацкартных места возле туалета. Фирменный поезд Уфа-Адлер шел на юг. В теплые края.

И так хотелось поскорей уехать из этого промозглого, унылого серого города, залитого дождями, пусть и весенними, майскими, к морю, к солнцу, к радости и свободе. Вырваться из обычной рутинной жизни. Оглянуться вокруг. Вдохнуть полной грудью йодистый морской воздух. Так этого хотелось, что даже места у туалета их нисколько не огорчили.

Кто же они, эти две женщины бальзаковского возраста, две почти подруги, если можно подружиться в таком возрасте?

Ну, допустим, назовем одну – Лилит, другую – Ева. Все существующие в мире женщины так и делятся с начала времен на два этих архетипа с различными вариациями.

 

По преданиям Лилит предстает в виде небывалого существа, обладающего признаками гениальности. Прикосновение к ее телу вызывает несказанное наслаждение для всякого человека, при этом в ней отсутствует способность подчиняться воле мужчин. Сексуальность Лилит – это сексуальность посвящения. Тем, кому посчастливилось соприкоснуться с женщиной архетипа Лилит, остается только два выбора: умереть или переродиться в высшее существо. Смерть – это не обязательно физическая смерть, но обязательно духовная смерть тому, кто предпочел остаться Адамом, а не возвыситься до Люцефирического уровня, которое, по преданию, ведет человека к совершенству через адские муки, что, возможно, более страшно, чем физическое уничтожение…

В страхе потерять свое превосходство Адам обращается к Творцу и просит дать ему другую женщину… И попадает в еще большую западню.

Споривший с Лилит за господство, Адам с легкостью подчиняется Еве, принимая от нее яблоко познания, на которое наложил запрет его же Бог. Таким образом, сознательно отвергая уровень зрелой женщины и возможности равного с ней взаимодействия, Адам оказывается бессознательно парализован низшим материнским принципом, низшей женственностью, которую представляет собой Ева.

Ева – порабощающая сила бессознательного. Лилит – трансформациональная инициатическая функция. Через Лилит идет трансформация, позволяющая герою проявить себя во всей полноте.

Ева – усыпляющее, функциональное животное состояние, невежественное сознание, поэтому она постоянно стремится уничтожить Лилит, как соперницу…

 

Так повествует миф. Но две подружки, даже не подозревая о себе ничего подобного, просто сели в фирменный поезд и радостно отследили, как улетели вдаль всадник на вздыбленном коне, ажурный мост, разноцветные квадраты пригородных дач, и состав, мерно стуча на стыках, понес их плавно и быстро в солнечное, прекрасное далеко…

Достаются из сумок и пакетов домашние припасы: плов, яйца вкрутую, колбаска-сервелат, черный минский хлеб. Извлекается и заветная бутылочка коньяка «Старый Кенигсберг», купленная по акции в «Магните» в два раза дешевле.

Эх! Жизнь хороша! Особенно, когда едешь на юг в отпуск и отпиваешь втихую, пряча под полотенцем от пожилой полной суровой проводницы фигурную бутыль, первые маленькие глоточки огненной жидкости. Коньяк оказался качественным, мягким. Хорошо пошел. Тепло быстро и блаженно растекается вниз по организму: течет по горлу, вливается в грудь, распространяется по желудку, падает в ноги, достигая кончиков пальцев. Хорошеет еще больше! Весенние краски за окном поезда видятся отчетливей и ясней: цветущие фиолетовые сирени, пылящие белым дождем черемухи, чистая, свежая яркая майская зелень берез пролетают за окнами вагона и горящие маки в зеленой траве полыхают костерками… Да и туалетом почти не пахнет…

Тихонько, почти шепотом, женщины начинают петь:

«На Ти-хо-ре-цкую со-став от-пра-вит-ся!

Ва-гон-чик тро-нет-ся, пер-рон ос-та-нется!...»

Они поют и беспричинно улыбаются. Повседневная будничная жизнь ненадолго ослабила свою железную хватку, отпустила их от неотложных дел и неотступных забот, дала ненадолго расслабиться, отдохнуть…

Судьбы обеих женщин чем-то похожи. Но на вид они абсолютно разные. Лилит – крашеная блондинка, с пышными аппетитными формами, слегка уже оплывающими, как вчерашний холодец в тепле. Но лицо ее еще прекрасно последней уходящей женской красотой: большие голубые глаза, оттеняемыми шикарными накладными ресницами, капризно очерченный чувственный рот… На такое лицо немудрено клюнуть любому мужчине. И клюют… Но Лилит не ценит никого, разборчиво копаясь, перебирая и отбрасывая одного за другим. Нисколько не огорчаясь, если что-то с кем-то не задается. Легко отпускает очередную пассию, как пушинку с ладони сдувает. И тут же забывает про нее: умерла так умерла!

Ева – полная противоположность. Ее красоту не сразу увидишь, надо ее разглядеть Небольшие, но выразительные темно-зеленые, как две поспевшие крыжовины, глаза, пухлый ассиметричный рот, густые и жесткие окрашенные в медный цвет волосы. Она постарше, но постройней, посухощавей товарки. Ева, вдова, прилепилась к одному бедолаге, оставшемуся без крыши над головой, вытащила его из жизненной ямы, вылечила от алкоголизма, отмыла, одела, приласкала, привязала к себе… Короче, усыновила здорового сорокалетнего мужичка. А тот и рад жить в сытости и тепле, ни о чем особо не беспокоясь и не заботясь, как за каменной стеной, со своей мамкой.

Подружила их совсем недавно, несколько лет назад, общность женской судьбы: неудачный брак, мужья-алкоголики. У Евы муж ушел из жизни рано, Лилит пришлось своего мужа отселить от себя в другую квартиру: пил, не работал, ни в чем не помогал. Надоело! Купила на миллионный кредит квартиру, попала на мошенницу. Ни квартиры, ни денег… Кредит пришлось самой выплачивать. А квартиру свою кое-как разменяла, оправила мужа жить в микрорайон Инорс. Даже ремонт ему сделала на новоселье. Обе вытащили, подняли на себе двоих сыновей-красавцев. Младшие сыновья их – школьные друзья, через них и познакомились. Обе по уши опутаны долгами, кредитами, боятся приставов и судебных исполнителей, не раз попадались в лапы мошенников и ловкачей из-за своей женской доверчивости. Одна, – та, что блондинка, – тянет на себе свой небольшой бизнес, вторая работает на госслужбе…

Но разве это важно в поезде? И под коньячок начинаются бесконечные разговоры. Все о них, о таких проклятых, ненавистных и таких вожделенных – мужчинах, без которых, несмотря ни на что, они не мыслят своей жизни, своей судьбы. И каждая втайне мечтает все же ухватить хотя бы перышко из хвоста Жар-птицы женского счастья, успеть вскочить хотя бы в последний вагон быстро и стремительно уходящей женской полноценной жизни, которой и осталось-то с клювик канарейки. Найти, наконец, настоящего мужчину – защиту и опору.

«Ва-гон-чик тро-нет-ся! Пер-рон останется», – поют они и хохочут беспричинно, радуясь своей свободе.

– Ну что твой последний-то, футболист? Как он? Не расстались еще? – спрашивает Ева у Лилит.

– А-а-а, – машет рукой Лилит, – Свято место пусто не бывает! Разбежались мы с ним. Слишком требовательный… Но посмотри, с каким красавцем я познакомилась в Интернете!

Она включает айфон, заходит на страницу в «Одноклассниках» и с гордостью демонстрирует бравого мужчину военного вида:

– Орел! Летчик! Генерал! В Краснодаре живет. Должен был в параде победы над Красной площадью пролететь со своей эскадрильей, да в этом году воздушный парад отменили из-за погоды…. Может, и встретимся с ним скоро. Там, на юге, – мечтательно закатывает глаза Лилит.

– Тут, правда, соперница у меня объявилась, – продолжает, – подруга его юности. Забанила меня в группе «Вечная любовь». Но все равно я с ним общаюсь, напрямую. Каждый день...

– А, вот еще один! Посмотри!– листает подруга пальцем страницы в айфоне. – Этот товарищ в Москве живет. Высокий пост занимает. Зовет меня приехать, познакомиться. А может, и сам приедет… Эх!

 Лилит снова мечтательно возводит глаза вверх… Главные ее требования к мужчине – хороший пост, высокая обеспеченность дензнаками. А для здоровья у нее есть дома женатик. Раз в неделю с ним встречается… В офисе у себя. Красится, одевается… Ради него на фитнес ходит, обертывания всякие делает, ботекс-шмотекс в лицо колет, танец-живота изучила, парфюм, косметику, белье дорогое покупает. Ради него, реального женатика, и ради тех, о ком грезится, мечтается. Все ради них, – обожаемых и проклятых –женщины стараются!

– Ты знаешь, – делится она сокровенным с попутчицей,– без секса дня не могу прожить. Меня просто скручивает без этого дела. У меня есть в Волгограде даже виртуальный бой-френд. Молодой! Красавец! Полицейский! В паузах между женатиком по скайпу с ним занимаемся… Этим самым…

– Как это?– изумляется подружка…

– Очень просто… В обеденный перерыв. Он с коррупцией, воровством борется. Как устает бороться, так меня набирает, ну мы и расслабляемся вместе, отдыхаем!

Ева изумленно смотрит на соседку напротив и не находит, что сказать.

 – Вот это да!– думает она про себя,– оказывается, и так можно!

– А ты-то с кем сейчас?– наконец спрашивает Лилит Еву.

–Я?…– Ева в замешательстве… Ей особо нечем похвастаться. – Да все с тем же самым… Ну, с сусликом Федей. Помнишь, мы как-то с ним к тебе в офис заходили? Привыкла я уже к нему. Знаешь, это как чемодан без ручки: и нести тяжело, и бросить жалко. Помощи, конечно, от него никакой. Сидит сейчас в моем саду, ворон считает, борщи варит, посуду моет…

У Евы запищал телефон. Пришла смска с отчетом:

«Привет Карбофос! (это он так ласково Еву зовет) У нас в Гадюкино идет дождь. Посуду помыл… Да! Электричество отключили. Видно, гроза провода где-то повредила… Твой суслик Федя!»

– Ну вот, видишь, – промолвила Ева,– я угадала. Ничего хорошего! Одни проблемы! И без меня ничего не может решить, сделать!

Стало скучно… Будничные, повседневные заботы никак не хотели ее отпускать…

Лилит достала из дорожной сумки клубок шерсти, спицы и недовязанную кофточку. Засверкали спицы. Ева взяла с сетчатой вагонной полки книгу и углубилась в чтение…

Она любила читать. И взяла с собой в дорогу книгу про древних славян, про их историю, перечеркнутую, попранную, забытую… Давно хотела ее прочесть, да все некогда было.

Со страниц книги на Еву повеяло чем-то первородным, чистым, сильным, мощным, природосообразным. Какие чудесные обычаи! Какой ясный взгляд на природу! Какие взаимоотношения между мужчиной и женщиной! А какие необыкновенные боги – покровители и защитники – Велес, Макоша, Ярило, Род…

Лилит бросила надоевшее вязанье, сидела, листала пальцем свой айфон, слушала какие-то песенки, писала комменты в «Одноклассниках».

Ева читала до самых сумерек. А потом расстелила постель на своей нижней полке, легла, вытянулась и начала думать и мечтать с закрытыми глазами, как она это любила делать. Мечтать под перестук колес было упоительно. Она думала о том, почему же так случилось, что родники повсюду, по всей стране, засыпали, забетонировали, завалили мусором. И в тех местах, где била из-под земли чистая и вкусная родниковая вода, образовались затхлые вонючие грязно-зеленые болота. Такие болота тянулись и вдоль железнодорожных путей. Из них торчали черные мертвые деревья. А на верхушках их лепилось крикливое воронье… Так и энергию – эту мощную нутряную человеческую – исказили, забетонировали, извратили, засыпали мусором повседневности, социальности, пресловутого общественного мнения, идеологии и еще бог знает чем… Кто же ее очистит, направит в правильное русло, снова научит людей пользоваться ею во благо себе, а не во зло?

Постепенно сон сморил попутчиц. На следующий день пролетели мимо широкая Волга, Саратов и Волгоград. На Мамаевом кургане поезд долго провожала огромная монументальная статуя Родины-матери. Она постепенно открывалась вся, поворачиваясь к пассажирам всей своей яростной и грозной мощью, откинув одну руку в сторону, другой рукой призывно вздыбив в небеса праведный меч. Рот ее был искажен невыносимым ужасным криком, призывающим сынов своих защитить свою мать. И десятки миллионов мужчин откликнулись на этот нечеловеческий, женский, божий крик и полегли на поле брани ради победы, ради своей матери, жены, сестры, дочери… Ради Родины-матери!

– Какая же все-таки мощь и сила таится в этой женской энергии,– думала про себя Ева. – Но она открывается и начинает работать только в час беды, в миг грозной опасности, и дремлет в рутинной повседневности. Почему же мы разучились ею пользоваться в обычной, обыденной жизни? Почему так странно исказился мир? Почему мужчины стали такими немощными, слабыми, ни на что неспособными? Может, израсходовали всю свою силу и мощь в минувшей войне, надорвались тогда и не могут оправиться до сих пор? И женщины по инерции тащат все на себе, забывая о своем главном природном предназначении – любить и быть любимой? Но кого любить? Некого! Кем быть любимой? Некем! Все мелко, поверхностно, функционально, корыстно. Нет ничего глубокого, истинного, великого в человеческих чувствах. Мы ли, женщины, виноваты в том, что все так сложилось или что-то другое? Неужели так и пройдет жизнь и не познает она ничего настоящего? А сколько же еще нерастраченной нежности хранится в душе, Сколько еще силы и мощи, как в той статуе, покоится в ней. И все это никому не нужно… Никем не востребовано…

Еве стало так грустно и так жалко себя, что она чуть не заплакала.

Лилит чутко уловила настроение попутчицы:

– Э-э, подруга, ты чего заскучала? Давай, накатим! У нас еще осталось, по чуть-чуть!

Они допили остатки коньяка, спели еще раз песенку про Тихорецкую. Тем более появился повод: пролетела за окном настоящая Тихорецкая. Но состояние уже было не то, что вчера: предотпускная эйфория улеглась. На станции Кореновка, подруги вышли на перрон, сфотографировались на память, съели по мороженому «Коровка из Кореновки». Пломбир оказался очень вкусным. Как в детстве. Градус настроения чуть поднялся. На одной из станций в соседнее купе набились новобранцы. Они ехали из учебки к месту службы в Краснодарский край. В вагоне стало шумно и весело. Пространство осветилось сиянием молодости. Сибиряки из Кемерово оказались классными ребятами. Женщины разговорились с ними. Один из них был так похож на сына Евы. Другой – на сына Лилит…

Новобранцы в свежей зеленой армейской форме вместе с сержантом кучно вышли в Краснодаре. Вскоре пронеслись мимо вагонных окон нефтяные хранилища Туапсе. А за Туапсе железная дорога сделала вдруг резкий поворот за гору, нырнула в тоннель и неожиданно – за окном вагона открылось безбрежное невыразимо прекрасное лазурное море, окаймленное желтой полосой цветущей акации по берегу, летящему вдоль железнодорожного полотна.

 – Вот оно – счастье!– ахнули про себя одновременно Лилит и Ева.– Рукой подать!

Вслед за поездом, то падая, то взлетая, неслось зеленое перышко, выпавшее из хвоста Жар-птицы. Кому же оно достанется на этот раз? Кто победит в извечном споре-противостоянии Лилит и Евы? В постоянной их дружбе-борьбе?

Кому же из них двоих выпадет столь вожделенный билет в последний вагон уходящего, улетающего, ускользающего, но такого желанного и долгожданного женского счастья?


0 0



Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»